Е. Жучкова: «Мы поддерживаем инициативу о возвращении видов работ для членов СРО»

Е. Жучкова: «Мы поддерживаем инициативу о возвращении видов работ для членов СРО»
Директор Ассоциаций СРО «Альянс Строителей», «Совет Проектировщиков», «Лига изыскателей» Елена Жучкова в интервью с главным редактором отраслевого журнала «Строительство» и Агентства Новостей «Строительный Бизнес» Ларисой Поршневой рассказала о десятилетнем опыте работы в сфере саморегулирования и обсудила ключевые вопросы деятельности СРО. 

- Елена Валерьевна, три СРО, которые вы возглавляете, были созданы одними из первых и совсем недавно отметили свой 10-летний юбилей. Далеко не все ваши коллеги смогли дожить до этой даты – многие СРО, которые казались такими устойчивыми и успешными, не смогли пережить реформу 2017 года. А ваш альянс СРО подошел к своему юбилею с очень неплохими результатами.

- Да, совершенно верно, наши СРО уверенно прошли реформу и сейчас активно развиваются. Хочу сказать, что в нашем альянсе сейчас семь СРО – две строительные в Москве и Московской области, проектная, изыскательская, а также СРО по энергоаудиту, промышленной безопасности и пожарной безопасности. Две последние СРО добровольные, но компании, которые в них состоят, зачастую выигрывают тендеры еще и потому, что являются членами СРО.

- Сколько компаний входит в три основных СРО?

- Наши СРО достаточно большие – в Альянс строителей входит 1089 членов, в Совет проектировщиков – 1017, в лигу изыскателей – 650. Компенсационные фонды в СРО тоже немаленькие, с хорошей «подушкой безопасности», поскольку выплат из них не было, так что наши члены могут чувствовать себя вполне уверенно.

 Конечно, в 2017 году СРО «Альянс строителей» потеряла довольно много членов, которые перешли в СРО своих регионов. Но затем к нам стали приходить из регионов московские компании, а когда наши СРО подтвердили свой статус в Ростехнадзоре, это стало решающим аргументом для наших новых членов.

Кстати, мы столкнулись с интересной ситуацией: когда за нарушения начали закрывать «коммерческие» СРО, к нам приходили компании, которые до этого последовательно побывали в 2-3 таких СРО. И только после неоднократных потерь денег они решили стать членами добросовестной СРО, потому что, наконец, поняли, что минимальные требования СРО к членам и «удобные» схемы взносов в компенсационный фонд – это не всегда хорошо. В итоге они теряют больше. Теперь компании хотят вступить в солидную СРО и быть спокойными за свое будущее. При этом вначале наших новых членов очень удивляли проверки, в том числе выездные, наши требования по предоставлению документов – до этого они с таким не сталкивались. Так что реформа СРО тут явно была на пользу.

- Каким образом организована внутренняя работа ваших СРО – тем более что они очень разные по требованиям?

- Аппарат для всех наших СРО один, но по каждому направлению работают свои эксперты, чтобы, например, разбираться с предписаниями органов, осуществляющих государственный строительный надзор (госстройнадзор). При этом мы видим, что в каких-то случая компанию нужно наказать, а где-то, наоборот, встать на ее защиту. Если необходимо, выезжаем к нашему члену, независимо от региона – хоть в Подмосковье, хоть на Сахалин. Если это строители, то договариваемся и выезжаем на тот объект, где нашли нарушения, проверяем, что произошло. К проектировщикам приезжаем в офисы, также разбираемся.

Ну, и как требует закон, мы проводим ежегодные плановые проверки членов наших СРО, согласно утвержденного графика проверок. То есть всех своих членов, несмотря на их количество, мы знаем, что называется, в лицо.

- Одним из главных нововведений реформы СРО стало формирование компенсационных фондов обеспечения договорных обязательств (ОДО). Насколько этот вопрос актуален для ваших членов?

- У нас порядка 40% компаний в каждой из СРО участвуют в компенсационном фонде ОДО - в целом это 1127 компаний во всех СРО. Мы наладили систему отслеживания госконтрактов наших членов, стараемся проверять все договоры всех компаний ежеквартально, особенно следим, чтобы взнос в компфонд ОДО соответствовал объемам контрактов. Могу сказать, что в последнее время заказчики стали больше обращать на это внимание -  они проверяют совокупный размер договоров подрядчика на соответствие уплаченного им комфонда. К нам поступает много обращений от заказчиков еще перед торгами с запросом информации о потенциальных подрядчиках, и мы уже на этом этапе можем вычислить, все ли в порядке у нашего члена с уровнем ответственности по ОДО.

Если же мы видим угрозы нарушения договоров, мы приостанавливаем компании право работы на рынке, и это заставляет ее побыстрее устранить нарушение. На сегодняшний день ни одного обращения к компенсационному фонду ОДО от заказчиков у нас нет, и это радует. Однако, я считаю, необходимо законодательно закрепить участие СРО при заключении госконтрактов, чтобы она на этом этапе давала свою оценку подрядчикам, исходя из предыдущего опыта члена СРО. Возможно, на торги вышла компания, которая постоянно срывает договоры, строит плохо – тогда с ней заказчику не стоит иметь дело. Я думаю, что такое изменение законодательства принесло бы большую пользу.  Известны случаи, когда компании предоставляют подложные документы и заключают весьма солидные контракты. И только когда начинаются проблемы в рамках исполнения контракта, заказчик обращается в СРО с целью подтверждения членства в СРО и наличия специалистов у компании.

И еще одно последствие реформы СРО 2017 года - мы не видим, какими видами работ занимаются наши члены. Сейчас они просто строители, проектировщики или изыскатели, хотя многие компании имеют свою специализацию. Поэтому мы в рамках выездных проверок компаний создаем для себя внутренний классификатор фактически с видами деятельности каждой компании. А по-хорошему, виды работ надо бы возвратить. Это очень важно и при заключении госконтрактов, потому что тогда было бы понятно, что компания, специализирующаяся на электрике, не может выходить на тендер по строительству дороги или школы.

- Сейчас поднимается вопрос о том, что нужно возвращать виды работ, потому что мнимое облегчение бизнесу обернулось большими сложностями для заказчиков.

- Мы поддерживаем такую инициативу, потому что опыт двух лет говорит, что это было неверное решение.  Это важно не только для строителей, но и для изыскателей и проектировщиков, потому что там также есть узкоспециализированные компании, а геодезист, согласитесь, очень отличается от геолога.

- Идея реформы, помнится, состояла в том, чтобы в СРО остались только генподрядчики, которые занимаются организацией строительства и отвечают за все, а субподрядчики могли бы свободно работать на рынке. Но так ли это?

- Нет, далеко не так. У нас, да и во всех других СРО, субподрядные организации остались в большом количестве, потому что по факту генподрядчики все равно берут на подряд только те организации, которые состоят в СРО, даже при подрядах меньше, чем на 3 млн рублей. Поэтому половина наших членов - это генподрядчики, а остальные - субподрядчики, техзаказчики и застройщики. То есть фактически генподрядчики подстраховываются и предпочитают разделять свою ответственность с СРО.

- Ситуация в строительной отрасли сейчас непростая. Что ваши СРО могут предложить своим членам для развития и более эффективной работы?

- Как известно, самый дорогой товар – это информация, поэтому мы проводим для наших членов семинары на наиболее актуальные темы и, прежде всего, по изменениям в законодательстве и нормативной базе. Кроме того, наши компании и сами просят провести семинары на такие темы, как имиджевая составляющая бизнеса, рекламное продвижение и так далее. Сейчас компаниям важно понимать, как себя позиционировать на рынке, поэтому такие семинары весьма востребованы и проводятся 3-4 раза в квартал.

Мы также помогаем компаниям в повышении квалификации кадров – совместно с учебными центрами мы разработали программы, которые предлагаются по мере необходимости. Программы постоянно актуализируются и содержат в себе самую актуальную информацию, а не случайный набор знаний. Кроме того, есть отдельные учебные программы для компаний с узкой специализацией.

Очень внимательно мы относимся и к тем специалистам, которые претендуют на включение в Национальный реестр (НРС), и тщательно проверяем их документы, поскольку такие люди должны иметь реальные знания и подтвердить их уровень. Мы делаем запросы в учебные заведения как по дипломам, так и по документам о повышении квалификации, и есть случаи, когда нам вузы и учебные заведения ответили, что такие граждане не обучались. Мы проводим проверки, применяем меры дисциплинарного воздействия к ним, в плоть до исключения из членов СРО.

Кроме того, мы еженедельно обобщаем все изменения в законодательстве в области строительства, проектирования и изысканий, новые нормативные документы, а также законопроекты и в виде дайджеста рассылаем нашим членам.  Большая часть компаний активно пользуется этой информацией, она помогает им в работе, потому что юристы не всегда успевают отследить текущие изменения, не говоря уж о проектах документов.

Также к нам обращаются как заказчики и инвесторы строительства, так и генподрядчики, чтобы мы порекомендовали компании для работы на субподряде. Фактически это некая биржа контактов, которую мы помогаем формировать для наших членов. И, конечно, мы оказываем всю необходимую юридическую помощь нашим членам, вплоть до участия в судебных заседаниях и подготовки документов в суд. В целом мы стараемся, чтобы каждый из наших членов получил что-то нужное ему: семинар, курсы повышения квалификации, новую информацию, юридическую помощь и так далее.

- Строительная отрасль в последние годы меняется очень быстро – новые технологии, материалы, информационные модели появляются чуть ли не ежемесячно. Помогаете ли вы своим членам ориентироваться в  этих новациях?

- Мы планируем вместе с учебным центром провести для наших проектировщиков бесплатные семинары, которые расскажут о том, что такое BIM-проектирование и каковы его возможности. Потому что слышали об этом многие, а конкретные знания мало у кого есть. А потом мы планируем учить проектировщиков работать в BIM-моделях, чтобы они хотя бы попробовали, как это делается, получили первичные знания. Уже становится очевидным, что такие навыки - это требование ближайшего будущего, и мы должны нашим компаниям помочь.

Понятно, что затем нам нужно будет подумать и о строителях, потому что BIM-модель от проектировщика переходит на строительную площадку. И если строители не будут знать, что с этим делать, никому эта модель будет не нужна. А для строителей внедрение этих технологий будет еще более сложным, чем для проектировщиков. Будем помогать!

- 10 лет назад СРО создавались для повышения безопасности и качества строительства. Однако ситуация такова, что на стройках регулярно гибнут строители. Каким образом вы можете повлиять на соблюдение правил по охране труда?

- Мы в ходе проверки компании обращаем на это особое внимание, поскольку у наших членов были несчастные случаи со смертельными исходами. Если мы об этом узнаем, что называется, в режиме реального времени, мы назначаем внеплановую проверку и выясняем, из-за чего это произошло: неосторожность рабочего или же компания не проводит никаких мероприятий по охране труда. В ходе проверки мы смотрим соблюдение правил и норм охраны труда.

Однако компании крайне редко сами направляют нам информацию о несчастных случаях. Мы ее получаем от Национального объединения строителей, которое в рамках соглашения взаимодействует с Федеральной службой по труду и занятости (Роструд). Бывает так, что мы о несчастном случае узнаем из отчета компании о своей деятельности. Так, в отчетах за прошлый год мы увидели несколько несчастных случаев, о которых и не знали. Разумеется, мы провели выездную проверку, и сейчас там все в порядке, но мы такие компании берем на особый контроль и в рамках следующих проверок обращаем на охрану труда отдельное внимание.

- А что может СРО сделать в этой ситуации?

- Если мы на стройплощадке обнаруживаем нарушения при выполнении работ, то уведомляем об этом органы, осуществляющие госстройнадзор, чтобы они провели свою проверку фактов нарушения. А мы уже проверяем на исполнение нашим членом выданного ими предписания. И в рамках этой проверки мы уже можем применять меры дисциплинарного воздействия. Но у компании могут быть десятки объектов, а мы будем знать только о нескольких. Запросить все договоры мы не можем – у нас нет таких полномочий. И проверить все объекты не представляется возможным.

- А нужно, чтобы у СРО были такие права?

- Если бы нам дали более широкие полномочия, это было бы хорошо. Но, с другой стороны, на местном уровне единственная СРО может начать применять эти меры как карательные против неугодных компаний-конкурентов. А в целом нам, конечно, хотелось бы иметь больше прав и полномочий с точки зрения реального контроля за качеством строительства.

- По вашему мнению, какое место сейчас занимают СРО в структуре управления строительством?

- Сейчас СРО – это, скорее, партнер для своих членов, нежели административный барьер. СРО может и должна выступать в защиту интересов своих членов.

Мы, например, стараемся участвовать в работе тех структур, через которые можно вносить инициативы по изменению законодательства и нормативных документов в области строительства. Президент наших СРО Александр Халимовский недавно возглавил комитет МКПП (р) по промышленной безопасности, наши представители входят в экспертные структуры органов власти, где также обсуждаются различные законодательные инициативы, анализируется и актуализируется нормативная база. И мы сможем, имея связь с нашими членами, отстаивать позицию профессионального сообщества, пытаться решить проблемы, снять административные барьеры и т.д.  То есть мы стараемся работать на тех площадках, где вырабатываются и принимаются решения, важные и для наших членов, и для всего строительного сообщества.

Автор: Лариса Поршнева

Источник: АНСБ